?

Log in

Дом · странника


"История о камне".

Свежие записи · Архив · Друзья · Личная информация

* * *
У нас вот недавно речь зашла про сказки, истории и сюжеты, и я внезапно понял, что я так и не выложил одну очень ценную для меня историю, которую написал еще прошлым летом. Что ж, приходится исправлять это сейчас. Там есть налет фэнтезийности и эльфов, но не в эльфах там дело, в конце-то концов...

Есть одна история, которую очень любят рассказывать среди молодежи эльфов Вечного Леса — особенно среди тех, кто все еще верит, что весь мир лежит у их ног, что правила, придуманные старейшинами, порой глупы и совершенно неразумны, и что устоявшийся порядок вещей иногда можно и нужно подвергать сомнениям.
Это история о зеленом могильном камне и о долге Одной Смерти.

Строго говоря, это даже и не история в том смысле, который любят в него вкладывать странствующие поэты и филиды. Любой желающий может посетить зеленый камень, до сих пор лежащий в одной из Рощ Вечного Леса, и убедиться, что на нем все еще написаны те же самые имена, что и полвека назад. Любой желающий может приехать в Университет Всех Искусств, где на кафедре темного волшебства до сих пор преподает Смеющийся Джек, на редкость противный старикан с юмором наиболее чернейшего свойства, который в те времена, когда эта история начиналась, был обычным студентом, еще и не помышлявшим ни о карьере преподавателя, ни о том, что большую часть своей жизни он будет заниматься темными искусствами. Вот только зеленый камень все равно молчит, и не скажет ни слова ни «за», ни «против», а для того, чтобы поговорить с Джеком, нужно потратить столько сил и иметь такое бесстрашие, что практически никому не удается узнать, сколько правды в этой короткой истории. Кроме того, правда все равно никому не нужна. Молодежь предпочитает рассказывать историю такой, какая она есть, а старейшины в большинстве своем не любят даже и вспоминать о ней.

В одной из Рощ Вечного Леса, на северо-востоке, у основания огромного дуба, лежит темно-зеленый могильный камень. Неподалеку течет небольшой ручей, на поляне растут прекрасные цветы, а птицы, как и полагается птицам Вечного Леса, напевают свои мелодии в любое время дня и ночи. Вокруг камня ощущается особенная аура, рядом с ним гораздо лучше удаются любые темные заклинания, чем где-либо еще в Лесу (о чем, конечно, мало кто подозревает: нужно иметь крайне специфический склад ума, чтобы пытаться сплести темное заклинание в светлоэльфийском Лесу). Но, в отличие от ауры темных капищ, неупокоенных кладбищ, старых полей кровавых битв, аура этого места оставляет ощущение защищенности и покоя, как будто пытаясь уберечь тех, кто находится в нем, от всех опасностей внешнего мира. Здесь похоронены одни из самых странных искателей приключений, которых когда-либо видел Мир — магистр Аэданн, основавший кафедру темных искусств, и Каэ'линн (или Khae'lynn, если произносить ее имя на эльфийский манер), одна из дочерей Леса.

Когда вы соберетесь в путь, чтобы посмотреть на камень, спросите любого, кто попадется вам по дороге: в каких отношениях они были между собой? Вы услышите множество ответов, но маловероятно, что какой-либо из них будет близок к истине. От молодежи вы услышите историю о страстной и горячей любви, которая оказалась сильнее предрассудков, от старейшин (если, конечно, они захотят ответить) — о «плохом человеке, сбившем с пути бедную девочку», или, в крайнем случае, о деловом партнерстве. Первые не хотят верить, что «горячая любовь» не пережила бы стольких лет, связей на стороне и приключений, сколько было у них. Вторые забывают, что «бедная девочка» была вдвое старше молодого мага, когда они впервые встретились на перекрестке. И, конечно, деловому партнеру не клянутся вещами, которые могут преследовать тебя всю оставшуюся вечность.
В любой придорожной таверне вам скажут, что один из них прекрасно мог прожить без другого, но на задание они всегда нанимались вместе. С одной стороны, у мага хватало поклонниц, да и у эльфийки случались романы (о чем вам, правда, скорее всего, не упомянут — перемывать кости человеку всегда легче и приятнее, чем вспоминать о ком-то из своего рода, известного возвышенными манерами). С другой стороны, нельзя сказать, чтобы они не интересовались друг другом. И, хотя мы и не знаем о том, чтобы у них рождались дети (а ведь любопытно: кто мог бы родиться у светлой эльфийки и магистра темных искусств?), никто не гарантирует, что где-нибудь, в укромном углу Мира, не растет у кого-нибудь из друзей или знакомых их сын или дочь. Скорее всего, их держало вместе что-то более глубокое и устойчивое, чем то, что молодежь считает любовью. Возможно, это Судьба. Возможно, идеальное дополнение, доверие и взаимное уважение. Никто не ответил бы на этот вопрос, кроме них самих, но они и при жизни не слишком любили на него отвечать, а после смерти стали еще более молчаливыми.

То, что мы знаем точно — что они произнесли Клятву Одной Смерти, наверное, самую серьезную клятву из тех, которыми могли бы связать себя два разумных существа. Также ее называют «клятвой одной смерти и одного посмертия», и это название отражает ее суть гораздо точнее, чем вышеупомянутое пафосное сокращение. Само собой, что после смерти одного второй обязан разрешить все его долги и незаконченные дела, привести в порядок свои собственные дела, а затем, когда магия, поддерживающая его жизнь, иссякнет, спокойно умереть. Многие люди или эльфы зачастую готовы на такое и безо всякой клятвы. Гораздо важнее то, что те, кто произносят ее, разделяют одно и то же посмертие. Если одного после смерти ждет вечная охота на райских полях, а другого — демоническая преисподняя, в преисподнюю отправятся оба. Если Великий Лес не примет к себе душу человека, то эльф, который связал себя клятвой с этим человеком, сам никогда не станет частью Великого Леса, сколько бы он ни сделал для него при жизни и сколько бы ни просили за него старейшины или род. Это огромный риск, и на него решаются только те, кто очень хорошо знает друг друга — или те, кто достаточно безрассуден, чтобы ставить на кон целую вечность, которая ждет их впереди.
И однажды, когда Каэ'линн покинула этот мир, магистр Аэданн появился в Вечном Лесу. Никто не знает, как он уговорил прежнюю Владычицу Леса принять его, и никто не знает, как он ее в итоге убедил, эта тайна ушла из жизни вместе с ней. Но его бывшая спутница обрела покой под тенью огромного дуба, а магистр отправился в Университет, чтобы передать кафедре свои записи и разработки, подготовить своего преемника и заплатить по оставшимся счетам. Вскоре он вернулся, чтобы навсегда присоединиться к своей спутнице, и тело его было похоронено рядом с ней, а на могиле — воздвигнут камень, на котором были высечены их имена.

С тех пор прошло более семидесяти лет. Старая Владычица Леса покинула нас немногим позже магистра, а новая, которая все еще служит Лесу, страдает аллергией на темную магию и на слезливые романтические истории. Она жалеет, что не может отменить решение своей предшественницы, и она не слишком-то любит людей. Эту историю рассказывает в основном молодежь, да те немногие из старейшин, кто привык смотреть на мир немного по-другому, чем все остальные. Но больше всего, конечно, говорит молодежь.
И среди этой молодежи ходят слухи, что двадцать лет назад, когда Вечный Лес захлестнула волна нечисти с востока, те, кто оказались в этот момент в Роще рядом с зеленым камнем, были спасены каким-то непостижимым чудом. Говорят, что на пути наступающей нечисти появилось две фигуры. Маг, поднявший свой посох и закрывший собой свою спутницу. И девушка, которая положила руку ему на плечо, а за спиной у нее были лук и стрелы. И говорят, что волна нечисти сначала остановилась, а потом ринулась прочь в диком страхе, как будто эти странные создания увидели что-то, что способно напугать даже тех, кому совершенно чуждо это понятие. И говорят, что, когда опасность ушла, эти фигуры растворились вновь.
Много чего говорят. Кто-то считает эту историю красивой сказкой, а кто-то — правдивой легендой. Может быть, однажды мы сами узнаем, что в ней было правдой, а что — придумано ловким рассказчиком, на которого снизошло вдохновение. А может быть, нам так и не дано будет это узнать. Те, кто жили в этой истории... они просто были. Был и остался зеленый камень в Вечном Лесу, и осталась история, которую каждый слушатель может понимать так, как сам считает нужным. Наверное, ее герои были бы не против.
Метки:
* * *